March 14th, 2014

seoded, Алексей Востров

К вопросу о Крыме и Украине вообще

Путин отвечает на чужие действия. Военный переворот на Украине не сам по себе организовался. Он преследует вполне конкретные действия:

Во-первых, оторвать экономически раз и навсегда Украину от России. Лишить Россию в этом направлении не только потенциала, но и даже того, что есть сейчас. Это серьёзный удар по экономике.

Во-вторых, лишить Россию морской базы. Это создаёт серьёзные проблемы для её обороноспособности. Очень серьёзные.

В-третьих, создать на территории Украины не просто «западноориентированное» государство, а государство, крайне враждебно настроенное к России. Что-то типа Польши. С Ющенко не удалось, так как это был нерешительный руководитель. Теперь же к власти допустили людей, готовых убивать для достижения целей. Таким образом, Россия в придачу к первым двум пунктам получала бы на стратегическом направлении очень сильную головную боль. А если бы удалось затянуть Украину под крыло Евросоюза, то эта боль стала бы постоянной. Что оттянуло бы значительные силы Кремля от ситуации в мире. То есть американцы хотели создать России проблему, сделать её постоянной и заставить Россию побольше обращать внимание на неё и поменьше — на весь остальной мир.

Таким образом, Владимир Путин своими решениями по Крыму нивелировал главную угрозу (сохранил обороноспособность моей страны) и создал серьёзные предпосылки для нивелирования остальных двух.

При этом нужно понимать, что воплощение в жизнь хотя бы одной из трёх угроз наносит колоссальный удар по России. Поэтому бороться за Украину она будет всеми доступными средствами. Вплоть до военных и вплоть до ядерного оружия.

Ведь в противном случае альтернатива у моей страны одна — с большой долей вероятности как государство она своё существование прекратит.

В данный момент Россия загнана в угол. На кону её жизнь. И бороться за жизнь она будет до конца.

Потому как Путин это не Горбачёв с Ельциным.

Правда, тут возникают вопросы к тем, кто такую ситуацию вообще допустил. Но это отдельный разговор.